Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Чернышева Е.В., Злоказов К.В.
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Екатеринбург, 2016.

 


ГЛАВА II. ПСИХОЛОГИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ



2.2. Психология предварительного расследования преступлений

Полная картина совершенного преступления воссоздается в ходе расследования путем сложной мыслительной деятельности следователя. Это сближает деятельность следователя по раскрытию преступления и установлению виновных в нем лиц с научным исследованием.

Предварительное расследование преступления (предварительное следствие) - целенаправленный процесс, целью которого является реконструкция (восстановление) прошлого события преступления по следам, обнаруженным следователем в настоящем

В одной и той же следственной ситуации могут быть приняты различные решения. Их выбор связан с профессиональным потенциалом реконструктивных качеств, навыков и умений следователя и зависит от применяемых психологических методов, приемов, средств и технологий.

Психология предварительного расследования преступлений (психология предварительного следствия) - раздел полицейской психологии, в котором рассматриваются психологические методы, приемы, средства и технологии повышения эффективности деятельности на этапах расследования преступлений

 

2.2.1. Психология допроса

Допрос как вид информационного взаимодействия

В работе следователя допрос занимает более четверти его рабочего времени. Вопрос установления истины и принятия обоснованных правовых решений в правоприменительной практике проблематичен. Главной причиной является то, что население все менее охотно идет на контакт с органами дознания и предварительного следствия, все реже люди говорят правду. В первую очередь это касается тех, кто действительно причастен к расследуемым преступлениям, кто не заинтересован в раскрытии преступлений и изобличении виновных лиц.

Допрос - это следственное действие, которое производится в целях собирания и проверки доказательств

Все очевидней и острей встает проблема оснащения дознавателей и следователей новейшими, адекватными средствами и методами выявления и преодоления лжи и заблуждений допрашиваемых.

Психология допроса - раздел психологии предварительного расследования преступлений, где рассматривается психологические приемы, методы взаимодействия допрашиваемого и допрашивающего, основанные на закономерностях формирования показаний, оперирования доказательствами, выдвижения и реализации следственных версий, преодоления лжи и запирательства, психологического воздействия и психологической защиты, расшифровки «языка тела», психологического анализа и оценки результатов допроса

Один из основных путей научного решения этой проблемы - активное внедрение в оперативно-разыскную и следственную практику новейших достижений отечественной и зарубежной психологии. Теоретическую основу оптимального продвижения научной мысли на этом пути могла бы создать психологическая концепция, суть которой сводится к рассмотрению каждого оперативно-разыскного и следственного действия, связанного с собиранием личностной информации, в качестве процесса информационного взаимодействия. В данной главе рассмотрим некоторые психологические закономерности следственного допроса.

Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев приходится иметь дело с людьми, не желающими говорить правду или отказывающимися от дачи показаний вообще, но и в том, что в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть ошибки, непроизвольные искажения, заблуждения или даже вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний.

Цель допроса - получение сведений о фактической стороне расследуемого события и оценка этих сведений.

Первое крупное исследование по психологии свидетельских показаний было проведено в Германии в начале XIX в. Со второй половины XIX в. в связи с развитием экспериментальной психологии и зарождением криминалистики эти исследования приобретают систематический характер.

В «Криминальную психологию» Г. Гросса, изданную в Граце в 1898 г. включен большой раздел по психологии свидетелей. Г. Гросс использовал обширный материал из области экспериментальной психологии (исследования В. Вундта, Г. Эббингауза, Т. Рибо, А. Вине и др.) и показал ее важность для криминалистики.

Исследования психологов XIX в. приобретали юридически значимую интерпретацию. Так, в книге А. Вине «Внушаемость» рассматривалось влияние внушения на свидетельские показания. Экспериментально автор доказывал, что формулировки вопросов могут иметь различную меру внушения, вплоть до введения свидетеля в заблуждение. В связи с этим он указывал на необходимость в протоколах судебных заседаний излагать как ответы свидетелей, так и вопросы, которые им задавались. «Вопрос образует вместе с ответом одно неразрывное целое».

Немецкий психолог В. Штерн осуществил ряд экспериментов по психологии формирования свидетельских показаний. В сотрудничестве с Г. Гроссом он в 1903-1906 гг. издавал журнал «Доклады по психологии показаний».

Исследования А. Вине, В. Штерна, Листа вызвали большой интерес у юристов многих стран. На основании полученных данных некоторые психологи и криминалисты пришли к выводу: использование свидетельских показаний в судопроизводстве недопустимо, поскольку в них очень высока вероятность непроизвольных ошибок, искажений. «Первое впечатление, произведенное этими опытами на юристов, нельзя охарактеризовать иначе, как ошеломляющее. В самом деле, рушились, казалось, основы уголовного правосудия. Это состояние изумления и отчаяния уступило, однако, вскоре место более спокойному отношению к делу».

Произведенные психологические опыты содействовали выяснению того, как и в зависимости от каких влияний изменяются свидетельские показания. Прогрессивные юристы А. Ф. Кони (1911), Е. М. Кулишер (1922) и др. считали, что свидетельские показания могут успешно использоваться в правосудии, но они должны психологически анализироваться, подвергаться определенной оценке. «Но можно ли считать доказанным такое обстоятельство, повествование о котором испорчено и в источнике (внимание), и в дальнейшем своем движении (память)? Согласно ли с правосудием принимать такое показание, полагаясь только на внешние процессуальные гарантии и на добрые намерения свидетеля послужить выяснению истины? Не следует ли подвергнуть тщательной проверке и степень развития внимания свидетеля, и выносливость его памяти? - и лишь узнав, с какими вниманием и памятью мы имеем дело, вдуматься в сущность и в подробности даваемого этим свидетелем показания, от которого иногда зависит справедливость приговора».

В 20-х гг. XX в. юристы и психологи несколько изменили недоверчивое отношение к показаниям свидетелей и задались вопросом: какова система тактических средств получения максимальной правдивости в свидетельских показаниях? В 30-е гг. в советской юридической литературе широко обсуждались вопросы тактики допроса, направленные на получение максимально полных и достоверных сведений по расследуемому делу. Вопрос о системе тактических средств получения максимальной правдивости в свидетельских показаниях стал центральным в юридических исследованиях 20-30-х гг. XX в. (М. М. Гродзинский, 1927; А. Е Брусиловский, М. С. Строгович, 1934). Однако затем проблемы следственной психологии надолго были преданы забвению. И только в 60-х гг. появляются исследования в работах Н. И. Порубова (1966), А. Р. Ратинова (1967), Г. Г. Доспулова (1976), М. И. Еникеева (1990) и др., положившие начало новому этапу развития следственной психологии. Стало общепризнанным положение: обеспечение полноты и достоверности информации, получаемой на базе показаний, требует знания и применения ряда психологических основ.

Сбор и проверка доказательств достигается путем получения показаний допрашиваемого, фиксируемых в протоколе допроса и иными способами, об известных ему обстоятельствах, исследуемых по уголовному делу. В случаях, регламентированных законодателем (например, при допросе малолетнего, глухонемого, лица, не владеющего языком, на котором ведется производство), в процесс указанного взаимодействия включаются и некоторые другие лица (защитник, переводчик, педагог и др.). С криминалистической точки зрения, существенно и то, что данное действие - средство собирания и проверки не только доказательственной, но и ориентирующей информации, которую следователь получает от допрашиваемого лица с помощью речевых и неречевых (жестов, мимики и т. д.) коммуникаций.

В ходе допроса лицо, его производящее, исходит из необходимости получить имеющую значение для дела информацию о следующих обстоятельствах:

1) о личности допрашиваемого;

2) об обстоятельствах и обстановке исследуемого события, его участниках и роли каждого в содеянном;

3) о материально фиксированных объектах и о свидетельской базе.

В качестве партнеров следователя по коммуникации выступают: потерпевший и свидетель, подозреваемый и обвиняемый в совершении преступления, судебный эксперт.

В предмет допроса могут входить известные допрашиваемому обстоятельства деяния, по поводу которых возбуждено уголовное дело, и связанные события. Данные события могут быть разделены на две общие группы: 1) события, которые имеют отношение ко всему, представляющему оперативно-следственный интерес (то, что произошло до возбуждения уголовного дела), могут быть связаны с преступным и непреступным поведением будущего подозреваемого, потерпевшего, орудием преступления и других объектов, функционировавших при подготовке; 2) события, включающие поведенческие акты, виды деятельности, различные факты, имевшие место по ходу расследования. Они могут относиться к поведению потерпевших, заподозренных, подозреваемых и обвиняемых, включая акты противодействия расследованию со стороны последних, действиям по обнаружению, фиксации, изъятию, исследованию носителей криминалистически значимой информации, в том числе в экспертной деятельности.

Важное значение допрос имеет и для проверки состоятельности выдвинутых до его производства следственных версий. По ходу допроса могут выдвигаться и проверяться новые версии. Опираясь на данные, полученные в результате завершенного допроса, следователь имеет возможность построить очередные и скорректировать ранее выдвинутые версии, выйти на уровень принципиально новых задач, определить направления, средства, методы, приемы их решения.

Важным условием эффективности информационного взаимодействия участвующих в допросе лиц, понимания ими друг друга и достижения тех результатов, на которые рассчитывает следователь, является знание и реализация принципов допроса:

1. Принцип индивидуального подхода позволяет учитывать индивидуальные особенности лица, дающего показания, криминалистическую ситуацию, место и роль допрашиваемого в ситуации по делу.

2. Принцип создания предпосылок для свободного волеизъявления допрашиваемого лица, полной реализации его прав и обязанностей и возможности дать полные и правдивые показания.

3. Принцип активности при ведении допроса проявляется в целеустремленном, наступательном характере его ведения. Следователь не может вести себя равнодушно и пассивно во время допроса, он не должен формально относиться к тому, как ведет себя допрашиваемый и что он говорит, фиксируя без должной юридической оценки его показания. Задача следователя состоит не только в том, чтобы выступить с инициативой о необходимости передачи ему информации носителем, но и в том, чтобы держать под постоянным контролем ход и результаты допроса, анализировать информацию, выявлять упущения, неточности, пробелы, противоречия в показаниях, сопоставлять их с данными из других источников.

4. Принцип объективности фиксации результатов проявляется и в четкости, полноте задаваемых вопросов и информации, полученной от допрашиваемого. Данный принцип осуществляется на основе выполнения нормативных требований процесса.

5. Принцип критического анализа проявляется в тактически правильной оценке и конструктивном использовании показаний допрашиваемого лица. Сведения, полученные и зафиксированные надлежащим образом в ходе допроса, приняты на веру быть не могут, сколь бы убедительными они ни казались. Они должны проверяться на соответствующей процессуальной основе путем допроса иных лиц, назначения экспертиз и производства других действий.

Психология формирования показания

Все, что человек видит и слышит, он оценивает, интерпретирует, а видит и слышит он то, что значимо в его текущей деятельности и в его концептуальной личностной модели мира.

Человек воспринимает информацию осознанно, малоосознанно, бессознательно. При этом передать он может только осознаваемую информацию. Последняя постоянно находится под сильным влиянием подсознательно циркулирующих латентных информационных процессов, связанных с установочно-личностными позициями индивида, определяющими его избирательную чувствительность к отдельным сторонам действительности.

Формирование личностной информации (психических отражений, следов памяти) осуществляется поэтапно и включает:

1) восприятие человеком объекта, у каждого человека имеются свои специфические особенности восприятия окружающего мира;

2) отражение в памяти человека признаков воспринимаемого объекта;

3) преднамеренное либо непроизвольное запоминание мысленного образа объекта.

Отражение действительности в сознании человека обусловлено различными механизмами личности: социальным статусом, социальной ролью, профессиональными, национально-культурными и возрастными факторами, жизненным опытом и общекультурным уровнем.

В своей практике следователь часто встречается с явлениями реконструкции и деформации воспроизводимого материала. Личностная реконструкция материала при его сохранении и воспроизведении может проявляться:

в искажении смыслового содержания исходного материала;

в иллюзорной конкретизации, детализации;

в замене одного содержания другим сходным содержанием;

в объединении разрозненных элементов и в разъединении связанных элементов;

в смещении или перемещении отдельных сторон исходного события.

Выявление возможной реконструкции материала зависит от психологической подготовленности следователя.

Мера расхождения образа восприятия, представления и реального события у людей зависит и от типа высшей нервной деятельности, особенностей сенсорно-перцептивной системы индивида, от личностных ориентаций, установок, мотивов и целей деятельности.

Продуктивность вспоминания зависит от мнемических средств - системы различных индивидуальных приемов, облегчающих запоминание.

Произвольная форма вспоминания, связанная с поиском, поэтапным восстановлением необходимой информации, называется припоминанием. В большинстве случаев следователь апеллирует к этой стороне мнемической деятельности допрашиваемых лиц, возбуждая ассоциации, подсказывая последовательность рассказа, организуя выезд на место происшествия, с учетом типа памяти допрашиваемого, личностной устойчивости и направленности его памяти.

Задача следователя на допросе - избегать каких-либо сильных возбуждающих воздействий, не связанных с предметом допроса. Если же лицо находится в состоянии перевозбуждения, допрос следует прервать или отложить. Более полное и точное воспроизведение возможно после снятия перевозбуждения, утомления или противодействия (интерференции) какой-либо другой текущей деятельности (так называемое явление реминисценции).

Необходимо также иметь в виду, что во многих случаях трудности припоминания связаны и с индивидуальными трудностями вербализации чувственно воспринимаемого материала. Словарный запас, речевая культура допрашиваемых могут быть очень ограниченны. Отдельные свойства явлений они затрудняются описать в словах, часто используют речевые штампы, не отражающие специфики описываемого объекта. Очевидно, в таких случаях следователь должен оказывать лексическую помощь, не сводя ее, конечно, к подсказкам, избегая внушающего воздействия. Иногда полезно напомнить допрашиваемому лицу набор слов, понятий, из которых он может выбрать наиболее подходящие.

Все количественные оценки, характеристики пространственных качеств объектов субъективны - в процессе допроса они должны специально уточняться.

При допросе следует учитывать и ведущие анализаторные системы данного индивида - развитость или слабость зрительной, слуховой, обязательной, двигательной, обонятельной и вкусовой памяти, а также преимущественное запоминание отдельными людьми различных классов явлений (даты, имена, цифры, цветовые особенности объектов и т. п.). Одни люди лучше запоминают наглядно-образный материал, другие - вербальный, словесно-описательный.

Следователь должен учитывать и возрастные особенности психики индивида. Чем меньше возраст ребенка, тем больший удельный вес в его памяти имеют элементы конкретики, непосредственной образности. У несовершеннолетних большие возможности категориального, понятийного охвата явлений. Однако при этом возможна ошибочная, слишком расширенная или крайне ограниченная трактовка явлений.

Развитие памяти индивида неразрывно связано с развитием речи и интеллекта. В 20-25 лет развитие памяти находится на оптимальном уровне, затем происходит некоторое ослабление отдельных ее параметров. Значительны дефекты памяти у лиц, злоупотребляющих алкоголем. У отдельных людей возможны временные и устойчивые нарушения памяти - амнезия (провалы памяти), обманы памяти, контаминация и конфабуляция.

Все следы памяти (энграммы) имеют тенденцию к угасанию, затормаживанию. Поэтому общим правилом допроса является необходимость его производства при минимальном истечении времени после расследуемого события.

Особой категорией допрашиваемых являются лица с повышенной внушаемостью, конформностью, а также лица с повышенным уровнем притязаний, истероидные типы, склонные к «разыгрыванию ролей», к личностной самоцентрации.

Объектом анализа при допросе является сообщение - словесное описание образов, представлений, сформировавшихся на основе восприятия уголовно-релевантных явлений. Словесное описание явлений и само явление не могут полностью совпадать, быть изоморфными. Одни и те же слова, фразы в устах различных людей могут иметь различный смысл. Второсигнальное отражение действительности качественно отличается от первосигнального отражения.

Допрос - тип следственного исследования специфического второсигнального источника информации. Последний имеет свою генетическую структуру - образуется путем получения, сохранения и передачи информации человеком.

Диагностика личностных психических свойств допрашиваемого - реализация принципа индивидуального подхода. Методы экспресс-диагностики личностных качеств для следователей еще мало разработаны. Чаще всего следователь ориентируется на свои субъективные предположения. Для научно обоснованного анализа свойств личности допрашиваемого необходимо знание психологии личности. Еще А. Ф. Кони отмечал, что при отправлении правосудия всегда должна решаться формула Х=М+П+П'+Е+0, где М - совокупные свойства организма подсудимого; П - его прирожденные свойства; П' - приобретенные наклонности; Е - внешнее влияние, среда и обстановка; О - случайные влияния и возбуждения.

Диагностика ценностно-мотивационной сферы личности позволяет в определенной мере предположить возможную стратегию поведения индивида на допросе (раскаяние, признание, полупризнание, глобальное противодействие, частичное противодействие, сокрытие фактов определенного содержания), а также выявить наиболее чувствительные зоны.

По качествам темперамента можно судить о возможной динамике поведения лица - уравновешенности, эмоциональной устойчивости (неустойчивости), замкнутости, общительности, ориентированности поведения на внешние (экстраверт) или внутренние (интроверт) факторы, о толерантности. По темпераменту человека можно даже предположить, в каких направлениях он будет строить свое повествование о том или ином событии.

Темперамент (от лат. temperamentum — «соразмерность», «правильная мера») — природные особенности поведения человека, проявляющиеся в динамике, тонусе и уравновешенности реакций на воздействия

Приведем пример: «Трамвай наехал на женщину и причинил ей тяжкие повреждения или смерть вследствие того, что она не обратила внимания на предупредительный сигнал или что таковой раздался слишком поздно».

Сангвиник, волнуясь, скажет: «Это была ужасная картина - раздался раздирающий крик, хлынула кровь, мне послышался даже треск ломаемых костей. Эта картина стоит перед моими глазами, преследует меня, волнуя и тревожа».

Меланхолик скажет: «При мне вагон трамвая раздавил несчастную женщину; и вот людская судьба: быть может, она спешила к любящему мужу, к любимым детям, под семейный кров - и все разбито, уничтожено, остались слезы и скорбь о невозвратимой потере - и картина осиротелой семьи с болью возникает в моей душе».

Холерик, негодуя, скажет: «Раздавили женщину! Я давно говорил, что городское управление небрежно в исполнении своих обязанностей. Можно ли поручать управление трамваем таким вагоновожатым, которые не умеют своевременно начать звонить и предупредить тем рассеянного или тугого на ухо прохожего! И вот результат. Судить надо за эти упущения и строго судить».

Флегматик расскажет: «Ехал я на машине и вижу: стоит трамвай, около него толпа народа, что-то смотрят; я подъехал ближе и вижу - лежит женщина поперек рельсов, - вероятно, наехали и раздавили. Что было дальше - не знаю, я поехал дальше!»

Сангвиник, холерик, флегматик более устойчивы к различным сверхсильным воздействиям, меланхолик особенно чувствителен к эмоционально-этическим воздействиям, чувствителен к отдельным сторонам событий, более сензитивен.

При анализе особенностей темперамента индивида по параметру уравновешенность - неуравновешенность нервных (возбудительных и тормозных) процессов следует иметь в виду, что холерики, меланхолики более вспыльчивы, менее переключаемы, более категоричны в своих суждениях, импульсивны. Флегматик более спокоен, вынослив, но и более ригиден, стандартен в своих суждениях, оценках, в выборе тактической линии поведения. Наиболее оптимальным типом является сангвиник, отличающийся нервной выносливостью, устойчивостью настроения.

Особенности темперамента, обусловленные подвижностью - малоподвижностью нервных процессов (к малоподвижным в нейрофизиологическом плане относятся холерики, меланхолики, флегматики), проявляются в трудности приспособления индивида к новым условиям, в отрицательно-эмоциональных переживаниях в связи с ломкой сложившихся стереотипов. При допросе лиц этого типа необходимо больше внимания уделять уточнению отдельных обстоятельств, деталей события, вести диалог в неторопливом темпе, проявлять большее терпение на стадии свободного рассказа, повышенную чуткость, обходительность, снижающие уровень тревожности, угнетенности. К сангвинику же в ряде случаев следует предъявлять большую требовательность, строгость.

Темперамент взаимосвязан с характером личности. При анализе характерологических свойств личности допрашиваемых необходимо выявлять особенности принятия индивидом решений, особенности поведения в конфликтных ситуациях, качества интеллекта, а также возможные акцентуации характера.

Характер (от греч. charakter - «печать», «чеканка») - индивидуальное сочетание устойчивых психологических особенностей человека, обусловливающих типичный для данной личности способ поведения в определенных жизненных условиях и обстоятельствах

У лиц с акцентуированным характером в трудных психогенных ситуациях (каковыми могут быть различные обстоятельства при допросе) могут проявляться заостренные черты (у психопатов эти черты проявляются постоянно). В таких случаях могут возникать острые аффективные реакции, патологические нарушения поведения. Проявление акцентуации характера, аффективные вспышки возможны в условиях когнитивного диссонанса (от англ, cognition - знание и dissonans - несоответствие), когда оценки и представления личности вступают в конфликтное противоречие. Акцентуации характера (от лат. accentus - ударение) - крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психических воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим

В процессе допроса следователь сталкивается и с различными индивидуальными проявлениями психологической защиты и отчуждения. При этом сфера сознания индивида наиболее часто ограждается от травмирующих воздействий либо путем конверсии (от лат. conversio - превращение), то есть превращения ранее значимого явления в незначимое, либо регрессии, то есть замены сложных задач более простыми, либо проекции - наделения другого человека недостойными, обесценивающими его качествами и др.

Отчужденность - это нарушение основного механизма социализации личности, идентификации, благодаря которой индивид осознает себя как часть социума

Возникновение психологической защиты может быть значительным препятствием во взаимодействии следователя с допрашиваемым. Еще более сложные ситуации разрыва коммуникативного контакта могут возникнуть при психологическом отчуждении личности.

Психологическая защита - это способ стабилизации личности в критических условиях, при конфликте, связанный с устранением или ослаблением чувства тревожности путем обесценивания предмета конфликта

При проявлении отчужденности человек чувствует себя отверженным, потерянным, враждебным обществу. При этом доминирующим способом поведения становится негативизм - установка на глобальное несогласие с партнером общения, а часто - и на отказ от общения. В ряде случаев отчужденность личности и связанная с этим дезидентификация, атрофия социальных чувств ведет к совершению преступления. Алкоголизм, хулиганство, жестокость, садизм коррелируют с отчужденностью личности.

Отчуждение личности связано с разрывом эмоциональных контактов с людьми, со всепоглощающим чувством одиночества. Многие правонарушители отчуждены от первичных социальных групп - семьи, трудового коллектива, друзей. При этом деформируется механизм социального общения индивида, механизм его сознания.

Отчужденным может быть не только отдельный человек, но и та группа, в которую он входит. И развенчание ценностей этой группы в ряде случаев способствует созданию возможностей для контактных взаимодействий.

Отчуждение личности связано с социальной дезадаптацией, неприспособленностью к социальной жизни. Эта неприспособленность является следствием, например, крайне низкой социальной культуры индивида и проявляется в виде бродяжничества, тунеядства, других видах. Но отчужденной личностью может быть и высокообразованный человек, сознательно отрицающий ценности, политическую систему, уклад жизни общества.

Отчужденность иногда является следствием временной психической подавленности личности, психической депрессии (от лат. depressio - подавление). При этом психические функции индивида затормаживаются, резко сужается его мотивационная сфера, возникает общая пассивность поведения. Очевидно, что это состояние крайне затрудняет получение показаний. Однако и здесь существуют известные оптимальные способы достижения взаимодействия. Учитывая, что допрашиваемый испытывает тоску, отчаяние, нередко мучительные страдания из-за непоправимых последствий совершенного деяния, следователь может показать перспективы социальной реабилитации данной личности.

Поскольку само время в состоянии депрессии деформировано - оно течет для субъекта мучительно долго и тягостно, целесообразно ограничить продолжительность допроса, разделить его на несколько этапов.

Продумывая тактику допроса, следователь должен учитывать, что отчуждение нередко связано с совершением преступления, которое может выступать как психотравмирующий фактор. Все, что связано с преступлением, воспринимается болезненно, субъект стремится избегать каких-либо разговоров об этом. Поэтому вначале вопросы следователя должны быть связаны только с социально положительными связями данной личности, с дорогими для данного лица воспоминаниями и т. д.

Существенное значение имеют психическое состояние следователя, его способность сохранять психическое равновесие в сложных конфликтных ситуациях, выдержку, сдерживать эмоции при успехе и неуспехе. Следователь во всех случаях должен быть спокойным, уверенным. Его корректное поведение должно возбуждать у допрашиваемых так называемый личностный резонанс. При этом следует пресекать со стороны отдельных допрашиваемых лиц все проявления недисциплинированности, бескультурья, речевую распущенность. Следователь на допросе реализует официально-ролевую социальную функцию и обладает всеми необходимыми полномочиями для того, чтобы обеспечить дисциплинированное поведение всех проходящих по делу лиц.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница