Сайт Юридическая психология
Учебная литература по юридической психологии

 
Чернышева Е.В., Злоказов К.В.
ПОЛИЦЕЙСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ.

Екатеринбург, 2016.

 


ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ



1.8. Феномен эмоционального выгорания и профессиональная деформация сотрудников органов внутренних дел

Феномен эмоционального выгорания является разновидностью острого кризисного состояния. Он является неотъемлемой частью профессиональной деятельности тех специалистов, которых традиционно относят к категории «помогающих профессий» (психологи, психотерапевты, социальные работники, юристы, сотрудники правоохранительных органов и др.), которые в своей работе имеют дело с негативными переживаниями людей и оказываются личностно вовлеченными в них. «Выгорание» приводит к потере производительности труда, интереса к работе, чувству переутомления, к текучести кадров и другим последствиям. Последствия, которые могут колебаться от незначительного продолжительного раздражения (например, головная боль) до самоубийства или даже убийства. «Выгорание» включает три компонента: «деперсонализацию»; «минимизацию личных достижений» (чувства самодевальвации, безрезультатности, несостоятельности, желания «все бросить») и «эмоциональное истощение». Эмоциональное выгорание — душевная и физическая усталость, утрата веры в свои силы и, как следствие, невозможность проводить эффективную работу

Для профилактики эмоционального выгорания обычно рекомендуются: анализ причин и их коррекция; отпуск или существенное снижение частоты контактов с людьми; временное переключение на другие формы работы психологической службы, создание чувства психического комфорта путем повышения профессиональной компетентности. Целесообразны и организационные меры, такие как: систематическое повышение квалификации; допуск к работе только после прохождения предварительной подготовки; обучение приемам снятия эмоционального напряжения; создание атмосферы поддержки и взаимопонимания в коллективе; коррекция предвестников феномена «выгорания».

Профессиональная деформация личности сотрудника ОВД — негативное изменение психологических и социально-психологических особенностей личности сотрудника в процессе службы. Проблемы профессиональной деформации исследовались А. Р. Ратиновым (1967), Г. Г. Шиханцовым (1976, 1998), Л. С. Свеницким (1986), Н. Л. Гранат (1993), А. И. Папкиным (1996), К. Р. Такасаевой (2001) и др. Наиболее подробно они исследованы А. В. Будановым (1987, 1992, 1994), весомый вклад в исследование проявлений профессиональной деформации принадлежит С. П. Безносову (1987, 1997), предложившему психологический портрет ее проявлений, и В. С. Медведеву (1991, 1996, 1999), связавшему ее с отклонением социальных ориентиров личности и особенностями деятельности разных служб (особенно в уголовном розыске, патрульно-постовой службе, следствии). С. Е. Борисова (1998, 2001) выявила личностные предпосылки профессиональной деформации сотрудников в первые годы службы и впоследствии.

Специфика правоохранительной деятельности, в том числе необходимость вступать во взаимодействие с правонарушителями, содержит в себе элементы отрицательного воздействия на личность. При отсутствии у сотрудника достаточного уровня психологической и нравственной устойчивости часто наблюдается развитие его профессиональной деформации. При этом профессиональная деформация негативно влияет на деловое общение и эффективность его служебной деятельности. Профессиональная деформация — результат искажения профессиональных и личностных качеств работника под влиянием отрицательных факторов деятельности и окружающей среды

Эффекты взаимосвязи между трудом и субъектом труда рассматриваются в рамках психофизиологии, преимущественно как профессиональные заболевания соматического характера. Однако необходимо направить внимание на психологический аспект влияния профессионального труда на личность работника. Исследованиями в юридической психологии установлено, что профессиональная деятельность оказывает на личность работника более мощное формирующее влияние по сравнению с непрофесиональными видами деятельности и приводит к появлению не случайных, а закономерно обусловленных профессиональных типов личности.

В каждой профессии существуют свои комплексы психодеформирующих факторов, имеющих как общую, так и специфическую природу. Точное определение последних требует конкретных эмпирических и экспериментальных исследований с целью их обнаружения для формирования программ профилактики деформации личности. Наиболее глубокие негативные поражения личности работников свойственны профессиям типа «человек — ненормальный человек».

А. В. Буданов описал три группы факторов, ведущих к возникновению профессиональной деформации сотрудников ОВД.

1. Факторы, обусловленные спецификой правоохранительной деятельности:

• детальная правовая регламентация деятельности, которая наряду с позитивным эффектом может приводить к излишней формализации деятельности, элементам бюрократизма;

• наличие властных полномочий по отношению к гражданам, что может проявляться в злоупотреблении и необоснованном их использовании;

• корпоративность деятельности, которая может быть причиной возникновения психологической изоляции сотрудников и отчуждения от общества;

• повышенная ответственность за результаты своей деятельности;

• психические и физические перегрузки, связанные с нестабильным графиком работы, отсутствием достаточного времени для отдыха и восстановления затраченных сил;

• экстремальность деятельности (необходимость выполнения профессиональных задач в опасных для жизни и здоровья ситуациях, риск, непредсказуемость развития событий, неопределенность информации о деятельности криминальных элементов, угрозы со стороны преступников и др.);

• необходимость в процессе выполнения служебных задач вступать в контакт с правонарушителями, что может приводить к усвоению элементов криминальной субкультуры (использование уголовного жаргона, обращение по кличкам и т. и.).

2. Факторы, отражающие особенности сотрудников'.

• неадекватный возможностям сотрудника уровень притязаний и завышенные личностные ожидания;

• недостаточная профессиональная подготовленность;

• специфическая связь между некоторыми профессионально значимыми качествами личности сотрудника (так, решительность в сочетании с пониженным самоконтролем может развиться в чрезмерную самоуверенность и т. п.);

• профессиональный опыт;

• профессиональные установки (например, восприятие других людей как возможных нарушителей закона может привести к обвинительному уклону в деятельности, глобальной подозрительности и др.);

• особенности социально-психологической дезадаптации личности в органах правопорядка, приводящие к проявлению агрессивности, склонности к насилию, жестокости в обращении с гражданами и др.;

• изменение мотивации деятельности (потеря интереса к деятельности, разочарование в профессии и др.).

3. Факторы социально-психологического характера:

• неадекватный и грубый стиль руководства подчиненными;

• неблагоприятное влияние ближайшего социального окружения вне службы (например, семьи, друзей и др.);

• низкая общественная оценка деятельности органов правопорядка, что порой ведет к безысходности в деятельности сотрудников органов внутренних дел, возникновению профессионального бессилия и неуверенности в необходимости своей профессии.

Профессиональная деформация развивается под влиянием факторов, относящихся к внешней среде деятельности (общение с правонарушителями, решение задач применения к ним мер профилактики и пресечения и т. д.), а также факторов внутрисистемного взаимодействия (отношение с руководителем и сослуживцами, совместное выполнение служебных задач и т. д.).

Основные проявления профессиональной деформации сотрудников. Проявления профессиональной деформации связаны с деформацией индивидуальной профессиональной концепции сотрудника и появлением в ее структуре жестких стереотипов, отражающих неверное восприятие организации и самого себя в ее структуре. Исследования позволили выявить шесть стереотипов.

Стереотип «начальник должен быть жестким, твердым, настойчивым» меняет структуру управленческого взаимодействия, переводя ее в режим угрозы наказанием за проступок, приказного общения.

Стереотип «начальник всегда прав» отрицательно влияет на самостоятельность решений и суждений работника, формирует безынициативность, ожидание приказов и распоряжений со стороны руководства.

Стереотип догматического следования приказам порождает установку на бездумное выполнение любого приказа начальника, часто ведет к внутриличностным конфликтам, если имеется собственное мнение о необходимости действовать по-другому.

Стереотип «маленького человека» ведет к снижению профессиональной самооценки, проявлению конформизма и отсутствию собственных суждений по тому или иному служебному вопросу.

Стереотип «оптимального ролевого поведения» часто выступает как механизм приспособительного поведения к определенным служебным ситуациям и конкретным профессиональным действиям. Так, угрожающее и агрессивное поведение рассматривается как оптимальное для получения показаний от подозреваемого и т. д.

Стереотип «нахождения виновного» оправдывает все действия по нахождению виновного, его наказанию и т. п. При этом работа по выявлению истинных причин неэффективности деятельности уходит на задний план, и ее недостатки не вскрываются.

Проявления профессиональной деформации имеют место как во внешней среде деятельности, взаимодействии с правонарушителями и другими гражданами, так и во внутрисистемном общении, совместном выполнении служебных задач с другими работниками, контактах с руководителем. Во внешней среде деятельности можно рассмотреть следующие проявления профессиональной деформации:

• уверенность и самоуверенность в собственной непогрешимости при решении профессиональных задач, чрезмерное самомнение и завышенная самооценка;

• наличие установки на «обвинительный уклон» по отношению к другим людям, чрезмерная подозрительность, грубые ошибки в восприятии и оценке других людей, их действий и поступков;

• правовой нигилизм, который проявляется в пренебрежительном отношении к требованиям закона, их игнорировании и произвольном толковании закона и подзаконных нормативных актов;

• правовой ригоризм, представляющий собой выраженную установку на ужесточение наказания, применение к правонарушителю более жестких мер наказания безотносительно к особенностям его личности, к ситуации совершенного правонарушения;

• стереотип закрытости, стремления к излишней секретности, приданию своей работе мнимой значительности, тенденция к сверхконтролю;

• перенос своей служебной роли, профессиональных навыков и установок во внеслужебные отношения;

• усвоение элементов криминальной субкультуры (уголовного жаргона, норм поведения, обращения к другому человеку и т. д.) и их использование в своей деятельности;

• упрощение делового общения, выражающееся в снижении культуры и этики общения с гражданами, обращения на «ты», применении выражений, оскорбительных для других людей, ит.п.;

• наличие установки на применение только властных методов воздействия на правонарушителей и других граждан, пренебрежение методами психологического влияния, достижения согласия, разрешения конфликта на основе вербального воздействия и т. д.;

• педантичность, излишний формализм в работе и затягивание вопросов о принятии конкретных решений в рамках своей компетенции.

Во внутрисистемном управлении, в общении с руководителями и сослуживцами возможны следующие проявления профессиональной деформации:

• потеря инициативы в работе, выражающаяся в ориентации только на исполнение приказов и распоряжений руководителей, вышестоящих звеньев управления и забвении своих личных должностных обязанностей и ответственности;

• установка на приоритетность текущего процесса деятельности, выполнения текущих задач вне связи с достижением конечных результатов деятельности, имитация активной деятельности;

• переоценка старых, привычных методов работы и недооценка необходимости внедрения новых методов деятельности, инноваций;

• установка на совершение формализованных, документально оформленных профессиональных действий при недостаточном внимании к человеку;

• профессиональный эгоизм (эгоцентризм), часто блокирующий эффективное взаимодействие работников различных служб и снижающий результаты совместной деятельности.

Часто проявления профессиональной деформации являются следствием обращения работника к неадекватным защитным механизмам в своей деятельности: рационализации (объяснения своих незаконных действий интересами раскрытия и расследования преступления и т. п.); вымещения (например, словесного оскорбления задержанных и т. п.); замещения (например, достижение ложного ощущения своей профессиональной значимости за счет внешней атрибутики деятельности и т. п.); изоляции (сокращения контактов с другими людьми вне рамок своей правоохранительной системы, сужение коммуникативных связей) и др.

Профилактика профессиональной деформации представляет собой совокупность предупредительных мероприятий, ориентированных на снижение вероятности развития предпосылок и проявлений профессиональной деформации. Одной из задач такой профилактики является блокирование и сглаживание трех групп указанных факторов, способствующих развитию профессиональной деформации. Работа по профилактике профессиональной деформации включает в себя меры как психологического, так и непсихологического, организационно-управленческого, воспитательного характера:

• выработка у сотрудников профессионального иммунитета и высокой культуры в работе;

• развитие нравственно-психологической устойчивости и деловой направленности у всех работников органов правопорядка;

• формирование установки на следование в работе кодексу профессиональной чести;

• совершенствование стиля и методов управления персоналом;

• формирование оптимального морально-психологического климата в службах и подразделениях органов внутренних дел.




Предыдущая страница Содержание Следующая страница