Сайт Юридическая психология
Учебные программы и лекции по юридической психологии

 
Асямов С.В.
ПСИХОЛОГИЯ ТЕРРОРИЗМА

Лекция. Ташкент, 2020.

 


2. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ТЕРРОРИСТА


Анализ личности террориста является важным моментом исследования психологических основ современного терроризма.

Изучение личности террориста — задача крайне сложная. Террористы практически не доступны исследователям. Имеющиеся материалы чаще всего основаны не на эмпирических изысканиях, не на обследовании конкретных террористов, а на общих представлениях тех или иных авторов о том, какими особенностями должны обладать эти преступники. Все это усложняет решение важной задачи: «нарисовать» психологический портрет личности современного террориста. Но, тем не менее, многочисленные обследования, так сказать подтвержденных участников террористической деятельности, проводимые специалистами, позволяют дать общее представление о личности террориста.

Что побуждает человека заниматься террористической деятельностью, какие мотивы толкают его в члены террористической организации? Ответ на этот вопрос следует искать в глубинах его психологии. Конечно, безусловно, существуют социальные, политические, экономические и многие другие причины, порождающие терроризм, но все они преломляются в личности и наличие определенных личностных факторов, психологических механизмов, личностной предрасположенности, в конце концов, приводят человека в ряды террористов.

Анализ реальных субъективных мотивов, которыми руководствуются люди, участвовавшие в террористическом акте, позволяет выделить следующие основные группы таких мотивов.



Во-первых, это меркантильные (корыстные) мотивы. К сожалению, для террористов именно они оказываются на первом месте. Террор, как и любая сфера человеческой деятельности, представляет собой на определенном уровне оплачиваемый труд. Соответственно, для определенного числа людей занятие террором — просто способ заработать.

Во-вторых, идеологические мотивы. Это более устойчивые мотивы, основанные на совпадении собственных ценностей человека с идеологическими ценностями группы или организации. Такой мотив возникает как результат вступления человека в некоторую общность или же, возникнув, сам ведет человека в ту общность, которая соответствует имеющейся у него мотивации. В таких случаях террор становится для него не просто средством реализации некоторой идеи, а еще и своего рода «заданием», «поручением», «миссией» со стороны данной общности.

В-третьих, мотивы преобразования, активного изменения мира. Это очень сильные мотивы, связанные с пониманием несовершенства и несправедливости существующего мира и настойчивым стремлением улучшить, преобразовать его. Как правило, мотивы такого рода в той или иной степени присущи, прежде всего, людям, профессионально занимающимся террором. Их захватывает сам процесс преобразования мира силовыми способами. Для них террор и есть и инструмент, и цель преобразования мира.

В-четвертых, мотив своей власти над людьми. Данный мотив в той или иной степени всегда имеет место. Через насилие террорист утверждает себя и свою личность, обретая власть над людьми. Вселяя страх, он усиливает эту власть.

В-пятых, мотив интереса и привлекательности террора как сферы деятельности. Для определенных лиц, особенно из числа лиц которых не волнуют меркантильные мотивы и достаточно образованных, террор бывает интересен просто как новая, необычная сфера занятий. Их занимают связанный с террором риск, разработка планов, всевозможные детали подготовки к террористическому акту, нюансы его осуществления. Соответственно, такие люди и избирают террор в качестве сферы приложения своих сил.

В-шестых, «товарищеские» мотивы эмоциональной привязанности в разнообразных вариантах — от мотива мести за вред, нанесенный товарищам по борьбе, единоверцам, родственникам, и т. д., до мотивов традиционного участия в терроре потому, что им занимался кто-то из друзей, родственников или единоверцев. Тогда в террор идут, что называется, «за компанию». Эта группа мотивов основана на сугубо эмоциональных факторах и обычно не имеет никаких рационализирующих мотивировок.

В-седьмых, мотив самореализации. Это — парадоксальный мотив. С одной стороны, самореализация — удел сильных духом людей, наиболее полное осуществление личности, ее полная самоотдача, растворение человека в террористическом акте, вплоть до самопожертвования. Однако, с другой стороны, такая самореализация — признание ограниченности возможностей и констатация несостоятельности человека, не находящего иных способов воздействия на мир, кроме насилия и деструкции. Такая самореализация, оборачивающаяся самоуничтожением, означает, прежде всего, признание факта психологической деструкции личности.

Особым, психопатологическим мотивом террористических актов иногда является желание собственной гибели. Конечно, террористы редко стремятся к собственной гибели и большинству из них так или иначе свойствен инстинкт самосохранения, но отдельные исключения из этого правила представляют собой патологические случаи, в особенности это касается террористов-смертников.

Психологи выделяют также ряд личностных предрасположенностей, которые часто становятся побудительными мотивами вступления индивидов на путь терроризма.


Личностные факторы, побуждающие к занятию террористической деятельностью:

  • сверхсосредоточенность на защите своего "Я" путем проекции с постоянной агрессивно-оборонительной готовностью;
  • недостаточная личная идентичность, низкие самооценки, элементы расщепления личности;
  • сильная потребность в присоединении к группе, т. е. в групповой идентификации или принадлежности;
  • переживание большой степени социальной несправедливости со склонностью проецировать на общество причины своих неудач;
  • социальная изолированность и отчужденность, ощущение нахождения на обочине общества и потери жизненной перспективы.

При всех нюансах поведение террориста обычно представляет собой некоторую яркую и вполне очевидную разновидность асоциального, отклоняющегося поведения. По общей оценке такое поведение в той или иной мере является аномальным и неизбежно включает в себя некоторый патологический компонент. Общепризнанно, что террорист — личность не то чтобы не вполне нормальная, но акцентуированная. Это означает, что террорист в целом нормальный человек, однако определенные черты личности у него выражены необычно сильно, ярко, несколько отклоняются от нормы.

При этом нельзя сказать, что приведенный набор этих характеристик является каким-то обобщенным психологическим профилем личности террориста. Важное значение в ряде случаев имеют политико-идеологические мотивы вступления в террористическую группу. Но они чаще являются формой рационализации более глубинных личностных мотивов — стремления к укреплению личностной идентичности и, что особенно важно, потребности принадлежности к группе.

Довольно сложно дать обобщенный психологический портрет террориста, но анализ различных психологических исследований, посвященных данной проблеме позволяет выделить следующие наиболее характерные черты личности террористов.


Обобщенный психологический портрет террориста



1. Для личности террориста характерно негативное мироощущение, которое возникает под воздействием ряда факторов. В первую очередь к ним относится несоответствие между образом идеальной модели мира и самого себя в реальной действительности и возможностями самореализации. Это противоречие с идеалом трансформируется в субъективное ощущение личной и социальной неадекватности; в результате для личности террориста характерна позиция “Я хороший, мир плохой”. Эта позиция становится средством моральной самозащиты, позволяющей оправдать любые деструктивные действия.

2. Комплекс неполноценности, проявляющийся в ущербности личности. Он чаще всего является причиной агрессии и жесткого поведения, которые выступают в качестве механизмов компенсации.

3. Низкая самоидентификация и заниженная самооценка. Террористическая группировка помогает индивидууму избавиться от недостатка психосоциальной идентификации, выполняя функцию психостабилизирующего фактора.

4. Самооправдание. Политико-идеологические мотивы, как правило, являются формой рационализации скрытых личностных потребностей.

5. Личностная и эмоциональная незрелость. Большинству террористов присущи максимализм, абсолютизм, часто являющийся результатом поверхностного восприятия реальности, теоретический и политический дилетантизм.

6. Агрессивная паранойя, склонность к возложению ответственности за собственные неудачи на обстоятельства и поиску внешних факторов для объяснения собственной неадекватности.

7. Для подавляющего числа террористов характерна слепая преданность террористической организации, ее задачам и идеалам.

8. Для типа исполнителей характерен низкий образовательный уровень, слабые познавательные интересы, недостаточно развитый интеллект.

9. Озлобленность личности, связанная с тем, что, как правило, террористами становятся лица вышедшие из неблагополучных семей, неполных семей, имеющие социально-патологическое развитие личности, люди не нашедшие себя в обществе, не имеющие или потерявшие работу, потерявшие близких, имеющие устойчивые асоциальные контакты, лица, с ограниченными физическими возможностями, лица, пережившие тяжелые психотравмы, дети.

10. Для всех характерна высокая агрессивность, постоянная готовность защитить свое «Я», стремление самоутвердиться, чрезмерная поглощенность собой, незначительное внимание к чувствам и желаниям других людей, фанатизм.

11. Для всех них характерная крайняя нетерпимость ко всякого рода инакомыслию, колебаниям и сомнениям.

Итак, важнейший компонент психологической характеристики личности террориста — типичные черты.

Указанные показатели, по существу, раскрывают психологическую картину, или психологический портрет личности террориста. Образующая личность террориста совокупность, система индивидуально-психологических свойств является субъективным условием совершения теракта, которое реализуется в конкретной ситуации. Лицо вовлекается в террористическую деятельность не напрямую из-за ситуативных обстоятельств, а благодаря конкретным устойчивым личностным характеристикам человека, так как у каждого индивида существует определенный уровень актуализации характерного способа поведения и жизнедеятельности. При этом личность террориста не может рассматриваться как нечто неизменное, зафиксированное в момент совершения преступления. Периоды расследования преступления, задержания террориста, его предварительного заключения, участия в судебном разбирательстве, отбытия им наказания и иные, следующие за преступлением, события отражаются на личности преступника, изменяя в той или иной форме многие ее черты.


Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ