Сайт Юридическая психология
Учебные программы и лекции по юридической психологии

 
Асямов С.В.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВЕДЕНИЯ ПЕРЕГОВОРОВ ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ ЗАЛОЖНИКОВ

Лекция
Ташкент, 2020

 


2. ПСИХОЛОГИЯ ЗАЛОЖНИКА И «СТОКГОЛЬМСКИЙ СИНДРОМ»


Сами заложники играют важную роль в переговорах. Хотя каждый из них ведет себя по особенному, у них обнаруживаются некоторые общие черты в поведении.

В ситуации с захватом заложников первоочередной задачей сотрудников спецназа и переговорщиков является не только и даже не столько нейтрализация преступников, сколько сохранение жизней и здоровья заложников. Противодействие преступникам не будет успешным и эффективным без учета поведенческих реакций заложников, в основе которых лежит совокупность их эмоциональных состояний — страха, ужаса и паники.

Человек становится жертвой с момента захвата, и хотя это происходит в разных условиях, жертва всегда испытывает сильное психическое потрясение, а порой и шок. Это обуславливается резким переходом от фазы спокойствия к фазе стресса. Люди реагируют на такой переход по-разному: одни оказываются буквально парализованы страхом, другие пытаются дать отпор. Поэтому для заложников жизненно важно быстро справиться со своими эмоциями, чтобы вести себя рационально, увеличивая шанс своего спасения.

Экстремальный характер воздействующих на заложников психоэмоциональных нагрузок является непременным атрибутом любой ситуации с захватом заложников. Для заложников экстремальными стрессогенными факторами прежде всего являются:

  • неожиданно возникшая и реально ощутимая угроза жизни и здоровью;

  • неопределенность ситуации и собственной дальнейшей судьбы, усугубляемая физической и информационной изоляцией, разрывом всех привычных связей с внешним миром;

  • ощущение обреченности, беспомощности, собственного бессилия;

  • вынужденная необходимость подчиняться чужой воле, угрозам, грубой физической силе, психологическому давлению;

  • в случаях захвата нескольких заложников — вынужденная необходимость тесных контактов, взаимодействия с людьми непривычного круга и даже вызывающими неприязнь;

  • избирательность отношения преступников и переговорщиков к заложникам на основе религиозных, земляческих и иных субъективных оснований.

Само поведение заложников определяется следующим рядом факторов:

1. Объективными условиями их содержания, теми ограничительными мерами, которые накладывают на их поведение преступники.

2. Непредсказуемостью действий преступников.

3. Психическим состоянием заложников, субъективной оценкой угрозы их жизни, что в значительной мере определялось не столько реальной угрозой, сколько их реакцией на ситуацию.

4. Субъективной оценкой и объективным состоянием физического здоровья заложников.

5. Альтруистическими установками части заложников, стремящихся оказать помощь другим заложникам, находящимся по их мнению в более тяжелом положении.

В ситуации ограничения свободы заложники испытывают серьезное изменение психики.

Во-первых, у них возникает ощущение нереальности ситуации. Они не могут до конца поверить в то, что оказались в таком безвыходном положении, не имеют возможности сами распоряжаться своей судьбой, действиями, поведением.

Во-вторых, у заложника возникает протест против заточения, проявляющийся в открытой или скрытой форме. Часто не выдержав стресса, люди пытаются бежать, даже если это бессмысленно, так как побег одного или нескольких заложников может вызвать агрессивные действия со стороны террористов в отношении оставшихся. Взбунтовавшийся заложник может броситься на преступника, попытаться вырвать у него оружие. Подобные действия, как правило, не бывают успешными, а зачастую заканчивают их гибелью.

В психологическом плане заложники могут по разному реагировать на данную стрессовую ситуацию в зависимости от своих личностных особенностей:

— одна часть заложников оказывается морально подавлена, переживаемые ими страдания заглушают все остальные чувства, познавательные ориентации минимизированы;

— другая часть заложников проявляет свои лидерские качества. Это, как правило, уравновешенные, стойкие, выдержанные люди, которые помогают другим выжить и выстоять в этой ситуации;

— ну и определенная часть людей, оказавшихся в заточении, испытывают отчаяние, проявляют истерические припадки, безрассудное поведение, провоцирующее других заложников на эмоционально неуравновешенные реакции.

На отношения захватчика с заложником сильно влияет время, в течении которого они находятся вместе. Во многих ситуациях с заложниками, чем больше жертва и преступник узнают друг друга, тем больше они начинают друг друга понимать. Механизм возникновение взаимной симпатии между жертвой и удерживающим ее преступником получил называние «стокгольмский синдром». Автором этого термина является известный шведский криминалист Нильс Бейерт, оказывавший помощь полиции во время захвата заложников в Стокгольме в 1973 году и введший этот термин в «обиход» во время анализа данной ситуации.

В психологии рассматривают стокгольмский синдром как парадоксальный психологический феномен, проявляющийся в том, что заложники начинают выражать сочувствие и положительные чувства по отношению к своим похитителям. Эти иррациональные чувства, которые проявляют заложники в ситуации опасности и риска, возникают из-за ошибочного истолкования ими отсутствия злоупотреблений со стороны преступников как актов доброты. Действует защитный механизм, зачастую основанный на неосознанной идее, что преступник не будет вредить жертве, если действия будут совместными и положительно восприниматься.

В чем же проявляется стокгольмский синдром и как он влияет на поведение заложников? Это находит свое выражение в следующем:


Поведенческие формы проявления стокгольмского синдрома

  • пленник практически искренне старается заполучить покровительство захватчика;

  • заложники и преступники лучше узнают друг друга, и между ними может возникнуть чувство симпатии;

  • пленник знакомится с точкой зрения захватчика, его проблемами, «справедливыми» требованиями к властям;

  • жертва начинает с пониманием относиться к действиям преступника и даже может прийти к мысли, что его позиция — единственно верная;

  • в конечном итоге заложник в подобной ситуации начинает оправдывать поведение преступника и может простить ему даже то, что он подвергал ее жизнь опасности.


Часто пленники начинают добровольно содействовать захватчикам и иногда противиться попыткам их освобождения, т.к. понимают, что в этом случае велика вероятность погибнуть или пострадать, если не от рук преступника, то от лиц, пытающихся их освободить. Заложники боятся штурма здания и насильственной операции властей по их освобождению больше, чем угроз террористов

Ученые считают, что стокгольмский синдром является не психическим расстройством, а скорее нормальной реакцией человека на ненормальные обстоятельства, сильно травмирующее психику событие. Механизм психологической защиты в данном случае основан на надежде жертвы, что преступник проявит снисхождение при условии безоговорочного выполнения всех его требований. Поэтому заложник старается продемонстрировать послушание, логически оправдать действия захватчика, вызвать его одобрение и покровительство.

Психологический механизм синдрома состоит в том, что под воздействием сильного шока и долгого пребывания в плену заложник, пытаясь справиться с чувством ужаса и гнева, которые он не имеет возможности выразить, начинает толковать любые действия агрессора в свою пользу. Жертва ближе узнает преступника и в условиях полной физической зависимости от него начинает испытывать привязанность, сочувствовать и симпатизировать террористу. Этот комплекс переживаний создает у жертвы иллюзию безопасности ситуации и человека, от которого зависит его жизнь

Исследователи этого феномена считают, что стокгольмский синдром может иметь место при трех условиях:

Во-первых, преступник и жертва должны находиться вместе в течение существенного отрезка времени. Он развивается примерно в течение 3-4 дней, а затем фактор времени теряет значение.

Во-вторых, во время инцидента заложник должен быть в прямом социальном контакте с преступником. Например, физическое отделение заложников (полная изоляция в отдельной комнате) от похитителя, вероятно, предотвратит такой эффект.

В-третьих, преступник должен обращаться с заложниками дружелюбно. Эти поведенческие признаки проявляются в тех случаях, если преступники после захвата только шантажируют власть, а с пленниками обходятся корректно.

Зная, что преступники хорошо понимают, что до тех пор, пока живы заложники, живы и сами преступники, заложники занимают пассивную позицию, у них нет никаких средств самозащиты ни против преступников, ни в случае штурма. Единственной защитой для них может быть терпимое отношение со стороны преступников.

Анализ более чем 4700 случаев захвата заложников с баррикадированием, проведенный специалистами ФБР (FBI Law Enforcement Bulletin, №7, 2007), показал, что у 27% жертв в той или иной степени проявляется стокгольмский синдром.

Стокгольмский синдром проявляется в виде одной или нескольких фаз.


Фазы развития стокгольмского синдрома



В ведении переговоров при захвате заложников одной из психологических задач сотрудников правоохранительных органов является поощрение развития у заложников первых двух фаз проявления стокгольмского синдрома. Это предпринимается в надежде наступления третьей фазы, развития взаимной симпатии между заложниками и захватчиками с целью увеличения шансов заложников на выживание, т.к. приоритетной задачей является спасение жизни заложников, а уж потом все остальное.

С точки зрения ведения переговоров этот синдром содержит в себе одновременно положительные и отрицательные стороны. Положительная сторона состоит в том, что чем сильнее стокгольмский синдром, тем менее вероятно, что захватчик убьет заложников. С другой стороны инфор¬мация, исходящая от заложников, может быть недостовер¬ной, а сами они могут препятствовать действиям правоохранителей при проведении операции по их освобождению.

К сожалению, даже успешное освобождение — это еще не конец всех страданий. После освобождения у заложников возникает посттравматический синдром, который у каждого из освобожденных проходит по-своему. Но каждому из них обязательно требуется психологическая помощь, которую должны оказывать специалисты-психологи МЧС, Минздрава, другие гражданские психологи.

Резюмируя, отметим, что понимание состояний и особенностей поведения заложников, их взаимоотношений с захватчиками имеет важное прикладное значение для проведения операции по их спасению. Знание негативных психофизиологических изменений, протекающих в организме людей, попавших в эту экстремальную ситуацию, поможет переговорщикам действовать более профессионально и ответственно, направив свои тактико-психологические усилия на скорейшее освобождение каждого из них.



Предыдущая страница Содержание Следующая страница



НАВЕРХ